Новини

Еще один шанс для упрощенки

crop

Исполнительный директор CASE Украина Дмитрий Боярчук для dengi.ua о том, почему нельзя ликвидировать единый налог.

Я считаю, что упрощенную систему налогообложения трогать не нужно, так как она является защитой против избирательных действий Государственной фискальной службы по отношению к предпринимателям. И вопрос здесь не столько в ставках, сколько в защите от произвола налоговиков. Поэтому для многих представителей малого бизнеса эта система является максимально комфортной. Заплатив, по сути, один раз фиксированный налог, либо налог с полученной выручки в результате продажи товара или предоставленных услуг, предприниматель получает своеобразный иммунитет против претензий со стороны ГФС.

Причем, опыт показывает, что основные претензии налоговиков касаются именно налога на прибыль, когда бизнесмен отнес к затратам больше, чем нужно, уменьшив таким образом базу налогообложения. В этом случае у фискалов всегда есть причины придраться к налогоплательщику, и при желании они могут найти несоответствия. Упрощенная же система защищает предпринимателей от подобных нападок.

Учитывая, что фискальная служба как институт очень слаба и поддается всевозможным коррупционным соблазнам, отмена упрощенной системы налогообложения грозит предсказуемыми последствиями – предпринимателей будут “доить”. И если средний или большой бизнес может нанять опытных юристов и защитить себя, то у мелких бизнесменов после наездов шансы выжить практически равны нулю.

Еще один аргумент против упрощенной системы, который нередко звучит от украинских властей, это – злоупотребления крупного бизнеса – он “прячется” в упрощенке, чтобы платить меньше налогов. Но правительство почему-то забывает о том, что аналогичные злоупотребления есть и в сфере уплаты НДС, и в таможенных процедурах, и в нарушении правил трансфертного ценообразования. И в этих случаях масштабы уклонения от уплаты налогов намного больше, чем, скажем, у ресторана или парикмахерской, где клиент по чеку платит не самому заведению, а некоему неизвестному ФЛП. Конечно, потери для бюджета тоже есть, но они значительно меньше, чем от схем больших корпораций.

Вопрос еще и в том, кто будет ловить мелких уклонистов? Какие затраты понесет государство на содержание штата специалистов, которые будут фиксировать такие случаи и наказывать нарушителей? И не лучше ли инвестировать средства в борьбу с контрабандой, или в контроль по соблюдению требований ТЦО (контроль за трансфертным ценообразованием, то есть противодействие нелегальному выводу капитала. – Ред.)?

Вообще, анализируя заявления и рекомендации МВФ, не стоит забывать, что у его представителей относительно украинской налоговой системы, и упрощенной в том числе, сформировалось превратное мнение. Представители фонда смотрят на ставки налога, на условия работы упрощенки и воспринимают это все как некий льготный режим.

При этом, в МВФ есть несколько людей, которые упорно продавливают тезис: если Украина отменит упрощенку, то у наших предпринимателей не будет возможностей уклоняться от налогообложения. Однако они, видимо, плохо знают, как может уходить от налогов крупный бизнес, и как работают другие каналы выведения из экономики денег и капитала. И в фонде, увы, не до конца понимают, что в условиях слабости государственных институций упрошенная система компенсирует их недостатки.

Тем не менее, с МВФ можно и нужно разговаривать. И те проблемы, которые у нас есть, необходимо решать поэтапно. По крайней мере, действующее правительство, которое ведет переговоры с фондом, может сказать: “Давайте мы, в первую очередь, выполним первое, второе и третье. Это – реальные вещи. А вот четвертое на сегодняшний день – нереально как с политической, так и социальной точки зрения. Но мы обязательно вернемся к этим требованиям после реформы ГФС или судебной системы”.

 Фонд идет на диалог, если он видит прогресс в реализации других важных задач, которые поставлены перед украинскими властями. Например, в последней версии меморандума речь шла о запуске рынка земли и эффективной системы субсидий. Этого пока не сделано. Однако была успешно проведена национализация ПриватБанка, поэтому в ближайшем будущем можно говорить о получении транша. Но все равно многое зависит от переговорной позиции нашего правительства, и от того, как оно будет отстаивать принципиальные для Украины вопросы.

Лютий 9, 2017